Техники коучинга
Парадоксальные техники, коучинг, техники коучинга, эффективность коучинга, теория логических уровней научения, Грегори Бейтсон, Тимоти Голви, Роберт Дилтс

Парадоксальные техники коучинга и психотерапии: логические уровни обучения

Парадокс — понятие, пришедшее в гуманитарные науки из классической логики. И в разных областях знания существуют свои виды парадоксов. Сам по себе коучинг возник в результате парадоксального «пересмотра» логики тренерской деятельности. Но и в самом коучинге существуют более «ортодоксальные» и более «парадоксальные» приемы.

Задача этой статьи — представить краткий обзор парадоксальных приемов в коучинге и одно из возможных обоснований эффективности таких приемов (при помощи теории логических уровней научения Грегори Бейтсона), ответить на вопрос «Действительно ли «парадоксальные» приемы порой приводят к более глубоким осмыслениям и более глубоким изменениям в поведении, чем «обычные» техники коучинга?».

Ключевые слова: парадоксальные техники, коучинг, техники коучинга, эффективность коучинга, теория логических уровней научения, Грегори Бейтсон, Тимоти Голви, Роберт Дилтс.

Введение

Парадокс — понятие, пришедшее в гуманитарные науки из классической логики. В Древней Греции существовало немало знаменитых парадоксов, в частности, «парадокс лжеца» авторства Эпименида звучал как: «Все жители Крита лгут»[i]. Поскольку Эпименид сам был родом с Крита, он также должен бы быть обманщиком. Но если Эпименид лгал, то утверждение: «Все жители Крита лгут» — тоже ложь, следовательно, все критяне говорят правду. Но только что был сделан вывод, что Эпименид лжёт. Таким образом, парадокс закольцован и не имеет логического ответа, точно так же, как дзенские коаны и парадоксальные приемы психотерапии.

В разных областях знания существуют свои виды парадоксов. Парадокс — это в самом широком смысле — нарушение логики, искажение здравого смысла. Таким образом, определение «парадокса» зависит от того, какую именно «логику» исследователь берет как основу для рассмотрения[ii]. Парадокс как раз и обозначает «границу» этой логики, те места, где она перестаёт функционировать и может быть пересмотрена или заменена другой. Например, с точки зрения классической «линейной» логики нынешняя «циркулярная» причинность является парадоксальной (но именно она позволяет разрешить «парадокс лжеца»).

С этой точки зрения сам по себе коучинг (одно из современных направлений психотерапии, особенно бурно развивающееся в бизнес-среде) возник — в результате парадоксального «пересмотра» логики тренерской деятельности. Тимоти Голви (см. [1]) подробно описывает, какой была практика тренерской работы до него и как при помощи коучинга и его «парадоксальных» методов удалось существенно изменить всю тренерскую работу, а впоследствии приложить эти методы и на многие другие области жизни (в результате чего и появился коучинг как таковой).

 

Виды парадоксальных техник в коучинге

Можно выделить несколько видов парадоксальных техник в коучинге, которые частично пересекаются:

1. Приемы, противоречащие традиционной, линейной логике.

2. Противоречащие некоей «внутренней» логике коучинга.

3. Противоречащие предполагаемой «логике клиента».

Например, парадоксальными являются многие провокационные коучинговые вопросы. Например, «О чем Вы сожалеете? Что Вы не желаете менять? Что Вы отрицаете в себе и в своей жизни? Что Вы упускаете? Как все обстоит на самом деле?».

Классическим провокационным вопросом является следующий (имеющий сходство с традиционной в парадоксальной терапии техникой «предписания симптома»): «Как обострить проблему?». Ведь если проблему можно обострить, значит, есть возможность и уменьшить ее. Вариацией этого можно считать вопросы, следующие за «отрицаниями» клиента: «Мы не можем выполнить план? Здорово! А если мы усилимся как следует, насколько мы сможем его не выполнить?». Эти же вопросы можно переформулировать в смягченной форме, адресуя их клиенту лишь косвенно, например, «Как вы думаете, что мог бы сделать X, чтобы еще больше усложнить проблему?»[3, с. 256].

К парадоксальным же относятся и вопросы о выходе за ограничения клиента и его объяснения происходящего: «А может быть, Вы слишком трусливы, чтобы спорить с руководством? Или, может быть, Вы наоборот хотите сделать жизнь этой сотрудницы легкой и удобной?», «Возможно ли, что тебе не идей не достает, а ты просто трусишь?» [3, с. 278].

Можно назвать парадоксальными и вопросы, приводящие к рефреймингу исходной ситуации. Например, у клиента умерла жена, с которой они очень любили друг друга. Коуч может спросить, а было бы лучше, если б клиент умер первым? Клиент приходит к выводу, что нет, тогда его жена страдала бы так же, как он сейчас — так что в некотором роде он страдает вместо нее, что облегчает его состояние. Так происходит переопределение исходной ситуации, которое изменяет ее воприятие.

К этому виду «провокации» можно отнести «постановку цели от противного»: когда человек не может определиться с тем, чего он хочет, ему предлагают сначала понять, чего он категорически не хочет — и тогда уже определиться с желаниями как с противоположностью того, что он уже назвал.

К первому и третьему видам парадоксальности относится использование в коучинге метафоры и воображения. Строго говоря, для рационального мышления «представить себе, как это будет, когда все пройдет хорошо» — никак не может помочь изменению ситуации. Но тем не менее, многочисленными практическими результатами клиентов в коучинге[iii] подтверждено, что приемы «воображения» работают и работают хорошо. К таким же же «внерациональным» техникам относится и использование историй и метафор в процессе коучинга, во многом наследующее Милтону Эриксону[iv]. Видоизменение «истории» клиента и предоставление ему другого варианта восприятия происходящего широко используется и фундаментально обосновано нарративной психотерапией[v].

Во многом «парадоксальными» являются и техники коучинга, касающиеся самонаблюдения и осознания реальности, концентрации на определенных деталях происходящего, предложенные Голви (см. [2]). Здесь и простые приемы вроде концентрации на вращении мяча в момент подачи, которая позволяет отвлечься от представлений игрока о «правильном» и «неправильном» и позволить работать бессознательному или «второму Я», как его называет Голви. И более сложные приемы, например, «сыграть роль хорошего игрока»: «Большая часть игроков в результате своеобразного самогипноза играет роль бездарных спортсменов, хотя на самом деле они такими не являются. Если же затеять ролевые игры другого сорта, то мы получим довольно интересные результаты» [1, c. 60].

Теория парадоксальных техник

Для объяснения результативности парадоксальных техник уместно будет обратиться к рассказу о дельфине, который приведен в книге Дилтса [2, c. 91].

В демонстрационном бассейне показывали зрителям процесс обучения дельфинов новым трюкам. В представлении самку дельфина обучали новым трюкам при помощи определенной последовательности действий, а именно:

— каждый раз, когда она показывала новое действие, дрессировщик свистел в свисток и давал ей рыбу;

— когда на следующем представлении она в течение примерно двух третей времени повторяла трюки, выученные в прошлый раз, дрессировщик не давал ей рыбу;

— но поскольку с каждой демонстрацией тревога дельфина росла, дрессировщик отступил от правил и стал время от времени давать дельфину «незаработанную рыбу», чтобы сохранить контекст отношений и обучения.

В результате, когда самку дельфина выпустили в демонстрационный резервуар для пятнадцатого представления, она показала сложное шоу, включающее восемь совершенно новых действий, четыре из которых никогда не наблюдались у представителей этого вида прежде.

Грегори Бейтсон ([2]) объясняет это тем, что у каждого живого (и не только живого) существа существует несколько уровней обучения — и систематическое несоответствие действительности представлениям о ней выводит обучающегося на всё более высокие уровни обучения, которые позволяют, соответственно, изменять практики, сформировавшиеся на более низких уровнях обучения. Так и парадоксальные техники в коучинге, не соответствуя представлениям клиента о «нормальном» коучинге, часто приводят к более глубоким осмыслениям и более глубоким изменениям в поведении, чем «обычные» техники коучинга.

 

Заключение

Таким образом, парадоксальные техники коучинга, так же как и парадоксальные приемы в психотерапии, как минимум позволяют клиенту посмотреть на свою задачу и проблему под неожиданным углом, как максимум — изменяют сами способы осмысления и действования клиента.

И сам по себе коучинг во многом является «парадоксальной техникой» относительно традиционного менеджмента и психотерапии. Как об этом красиво пишут Уитворт и Кимси-Хаус, «Два аспекта жизни — бытие и действие — образуют занимательную антитезу. Действие — это нечто сконцентрированное, направленное, намеренное. Бытие — это то, что просто погружает человека в поток жизни. Действие связано с понятиями новизны, созидания и ответственности; бытие просто позволяет чему- то свершиться, отпускает или принимает то, что уже есть. Действие форсирует события, чтобы они развернулись некоторым определенным путем; бытие находится в гармонии с потоком жизни. Чтобы подход к коучингу — и к жизни — был полным, он должен уделять внимание обоим этим аспектам. Коуч должен уметь как бы одновременно нести в руках и воду, и огонь» [4, c. 93].

Парадоксальные техники в коучинге: логические уровни обучения, полный текст в pdf


[i] Здесь уместно будет вспомнить сериал «Доктор Хаус», главный герой которого постоянно пользуется ровно этим же парадоксом. Он, правда, обобщает его окончательно — до «Все лгут».

[ii] Это хорошо видно на примере таких «парадоксальных техник в психотерапии», как предписание симптома.

[iii] Нейрологические объяснения эффекта техники представления будущего есть в [2].

[iv] Подробнее об Эриксоне и роли терапевтической метафоры см. [9]

[v] См. например, [6]

Статья опубликована в сборнике конференции «Векторы развития современной России 2013», доклад прочитан на секции «Коучинг: от искусства к науке», руководителем которой я была.