коучинг, эффективность коучинга, трансформационное обучение
коучинг, коучинг эффективности, осознанность, трансформационное обучение, эффективность коучинга

Эффективность коучинга и способы ее повышения (развитие)

Коучинг — одно из направлений практической психологии, которое развилось благодаря интеграции техник спортивного тренерства, краткосрочной целеориентированной терапии, НЛП и трансформационного обучения.

В данной статье разбираются основные принципы коучинга и рассматриваются приемы коучинга, которые уже доказали свою полезность и могут быть использованы для повышения эффективности трансформационного обучения как практикующими коучами, так и другими специалистами в области развития человеческого капитала.

Ключевые слова: коучинг, эффективность коучинга, трансформационное обучение, техники коучинга, нейрологические уровни, логические уровни обучения, Тимоти Голви, осознанность, метафора в коучинге, трансференция, диалектика.

Часть 1. Основные принципы коучинга.

Часть 2. «Внешние» техники коучинга

Сильные вопросы

Сильные вопросы — основной метод работы коуча, который зачастую даже ложится в основу бытовых определений коучинга. Сильный вопрос аккумулирует в себе все принципы коучинга: веру в то, что человек обладает всеми необходимыми ресурсами и может их в себе открыть, понимание, что наилучшим образом это может сделать только он сам, стремление помочь ему в этом, сделать его более осознанным, при этом оставляя право выбора и полную ответственность за ним самим.

То, как описывается значение вопросов в эриксоновском гипнозе, хорошо иллюстрирует их значение и в коучинге: «Вы активизируете внутренний поиск, свободный от каких бы то ни было сознательных оценок… (задача не в том) чтобы навязать пациенту какие-то новые знания, а в том, чтобы обнаружить в его психике такие феномены, которые не зависят от критериев и заученных ограничений, заданных сознанием»[1], «…чтобы инициировать процесс внутреннего исследования, поиска и признания способностей, которых она в себе не подозревала»[2].

По Джону Уитмору, открытые вопросы — это вопросы, которые побуждают человека пристально и крайне внимательно наблюдать за тем, что происходит в действительно. К примеру, при игре в теннис это вопросы, которые побуждают игрока следить за мячом, пусть даже ответы на них не имеют фактического значения сами по себе (например, вопрос «Сколько оборотов делает мяч, когда летит на тебя?» или «В скольких сантиметрах над сеткой мяч пролетел сейчас?»). Кроме того, такие вопросы требуют концентрации и сугубо описательных ответов (а не оценок)[3].

 

В работах Мэрилин Аткинсон для «усиления» вопроса есть такие методы:
— применение множественного числа для расширения поля поиска («Какие есть альтернативы?», «Какие есть еще варианты?»);
— превосходная степень («Какой самый лучший способ это сделать?»);
— побуждение к действию («Каков тот первый шаг, который приведет Вас к цели?»);
— использование вдохновляющих и увеличивающих осознание слов («развитие», «вдохновение», «рост», «обучение», «прояснение», «создание» и т. д.);— внедрение регулярности, систематичности, процессуальности («Какие системы Вы могли бы использовать для этого?»)[4].

Авторы «Коактивного коучинга», напротив, предостерегают от чрезмерного усложнения: «Порой наиболее эффективные вопросы — это именно те, которые звучат наиболее глупо» [5]. Рациональные системы аргументации могут быть очень изощренными, но иногда простой вопрос доходит сразу до сути.

 

Метафора

Метафора — это «иносказание, используемое для иллюстрации описываемых явлений»[6]. Прежде всего метафора подключает образное мышление, которое крайне полезно в процессе коучинга по многим причинам:  «По мнению антрополога и теоретика коммуникации Грегори Бейтсона, способность находить аналогии — это функция абдуктивного мышления, которое Бейтсон противопоставлял процессам индуктивного и дедуктивного мышления. Он утверждал, что абдуктивное мышление, или мышление по аналогии, приводит к большей творческой активности и является источником мастерства и гениальности, и полагал, что аналогии помогают нам сосредоточиться на глубинной структуре нашего опыта, а не на поверхностных различиях»[7].

Как сделать метафору сильнее? Прежде всего, конечно, лучше всего использовать метафору клиента, поскольку она гораздо лучше понятна ему самому, чем чужой образ, к тому же включает в себя много непроговариваемых факторов. Помимо этого, поднимать эффективность метафор и историй можно и нужно прежде всего подстройкой их на конкретного клиента, для чего необходимо  повышение осознанности коуча и расширение набора метафор. Кроме того, в историях и метафорах важно затрагивать разные модальности восприятия и логические уровни[8].

 

Качественное формулирование цели

Положительная, ощутимая, достижимая, экологичная (сохранение выгод проблемного состояния), соответствующая окружению и контексту. Существует много определений у «качественной цели», одна из самых подробных классификаций дана у Уитмора: цель должна быть не только SMART (конкретной; измеримой; согласованной; реалистичной; определенной во времени), но и PURE (позитивной; понятной; уместной; этичной) и CLEAR (представляющей вызов; легальной; приемлемой с точки зрения окружающей среды; приемлемой в целом; письменно сформулированной)[9].

Подробная проработка цели является одной из основных техник коучинга и её эффективность зависит и от детальности, и от глубины, взаимосвязи конкретной цели с цельным контекстом жизни человека, его ценностями и устремлениями[10]. Формулирование «качественной цели» тесно связано с техникой создания образа будущего.

 

Создание образа будущего

Это крайне широкое понятие включает в себя очень многие коучинговые техники, от помощи в формулирования конечной цели всего процесса до заключения контракта на сессию, от шкалирования чего бы то ни было до собственно представления детальных образов того или иного будущего.

Сама по себе методика визуального представления имеет огромное количество объяснений из самых разных областей. Например, Тимоти Голви[11], основываясь на примерах из практики обучения теннису, выводит концепцию «второго Я», которое отлично от «первого Я» (проявляющегося в основном в процессе «мышления», «внутренней речи»), которое гораздо более эффективно в обучении и выполнении комплексных телесных действий — и которое прекрасно понимает язык образов. В психофизиологии существует понятие «идеомоторного акта» — «появление нервных импульсов, обеспечивающих какое-либо движение, при представлении об этом движении»[12]. Кроме того, относительно недавно были открыты так называемые зеркальные нейроны, которые «активны и при движении, и при наблюдении этого же движения, выполняемого другой особью»[13].

Таким образом, подробная визуализация желаемого конечного результата способствует воплощению этого результата в жизнь по целому ряду причин. Существует несколько способов сделать визуализацию более эффективной, например, её детализация и вовлечение в образ всех модальностей восприятия. Уместны будут здесь и вопросы по логическим уровням, позволяющие клиенту прочувствовать желаемое будущее не только на уровне «среды», но и на уровне самоопределения, внутреннего состояния и самоосознания.

Вариантом техники «создания образа будущего» может быть названа техника «вызова». Вот как пишут о вызове авторы «Коактивного коучинга»: «Вызов побуждает клиента выходить за пределы ограничений, которые он сам установил для себя, совершать невероятные поступки. Если вызов достаточно эффективен, то клиент замирает, выпрямившись, и восклицает: «Да никогда, никоим образом! Я этого не могу!». Если его ответ именно таков, значит коуч на правильном пути. Представление коуча о возможностях клиента превышает созданное им самим понятие»[14].

Таким образом, вызов также в некотором роде является созданием образа будущего, кардинально отличающегося от того образа, который есть у клиента. Когда клиент в той или иной степени принимает брошенный вызов, вместе с ним он принимает и какую-то часть этого образа возможного будущего .

Рефрейминг

Рефрейминг это в самом широком смысле создание нового контекста для мыслей, чувств, ощущений клиента. Можно сказать, что это также и расширение осознания (или углубление его).

Например, использование шкалы может быть классифицировано и как рефрейминг: когда у игрока спрашивают, насколько по шкале от 1 до 10 напряжены в данный момент его икры или затруднено его дыхание, это некоторым автоматическим образом помещает его непосредственное ощущение в гораздо более широкий контекст, в котором неявно присутствуют оба полюса ощущений — и максимальный дискомфорт, и максимальный комфорт. Есть пресуппозиция[15] того, что человеческое тело, так же как и человеческое сознание стремится к оптимальному состоянию, таким образом, уже само осознание возможности обретения желаемого состояния существенно приближает к нему.

Точно так же вопрос коуча «Каковы Ваши успехи на этой неделе?» заранее переструктурирует ответ клиента, ориентируя его прежде всего на достижения и положительные стороны произошедшего и сделанного. «Всегда существует возможность иного рассказывания истории, с акцентом на иные события, переживания и смыслы (и это относится в равной степени к истории отдельных людей и целых народов)»[16]. А вопрос «И что Вы хотели бы изменить в самое ближайшее время?» автоматически структурирует мышление клиента в системе «не устраивающее настоящее — комфортное будущее»[17].

Рефрейминг, пожалуй, наиболее наглядно из всех техник повышает уровень осознания клиента — как раз за счёт того, что он осознает более широкий контекст своих действий, мыслей, ощущений и других проявлений.

Логические уровни

Теория логических уровней (когнитивных уровней, уровней трансформации) создана Грегори Бейтсоном и содержит одну из возможных иерархий разнообразных процессов, происходящих внутри человека или группы: «Эти уровни включают (снизу вверх): 1) идентичность, 2) убеждения и ценности, 3) способности, 4) поведение и 5) окружение»[18]. Особенность их взаимодействия такова, что изменения на более высоких уровнях влияют на изменения на уровнях, которые расположены ниже, тогда как обратное далеко не всегда верно.

Соответственно, можно предположить, что коучинговое взаимодействие на более высоких логических уровнях будет гораздо более эффективным. Так, вопрос «Каким человеком Вы хотите стать?» при прочих равных гораздо более эффективен для расширения осознания человека и изменения паттернов его мышления и поведения, нежели вопрос «В какой среде Вы бы хотели жить?» (хотя последний тоже, безусловно, может быть очень эффективным).

«Когда мы вступаем с кем-то в контакт на уровне идентичности, нам нет необходимости хитрить, скрывать или обманывать. Сила, которую получаешь, когда веришь в кого-то… огромна. То, во что вы верите по отношению к данному предмету, человеку или явлению, также ведёт к успеху»[19].

 

Обратная связь и поддержка

Для того, чтобы задать максимально широкий контекст взаимоотношений коуча и клиента, Роберт Дилтс использует притчу о дельфине, которая «является мощной аналогией и устанавливает принципы работы для коучей всех типов»[20].

Суть притчи в том, что дельфина обучали новым трюкам при помощи определенной последовательности действий, а именно:

— каждый раз, когда дельфин показывал на публичной демонстрации новое действие, дрессировщик свистел в свисток и давал дельфину рыбу;

— когда на следующем представлении дельфин в течение примерно двух третей времени повторял то, что давало результат в прошлый раз, дрессировщик не давал ему рыбу;

— поскольку с каждой демонстрацией тревога дельфина росла, дрессировщик отступил от правил и стал время от времени давать дельфину «незаработанную рыбу», чтобы сохранить контекст отношенй и обучения.

Итогом этой последовательности стало то, что «…когда дельфина выпустили в демонстрационный резервуар для пятнадцатого представления, он показал сложное шоу, включающее восемь совершенно новых действий, четыре из которых никогда не наблюдались у представителей этого вида прежде»[21].

В истории о дельфине содержится немало важных принципов коучинга, в том числе: направленность каждой «демонстрации» и отношений в целом на научение и улучшение деятельности; обучение самому обучению как необходимая часть успешной работы; влияние системы в целом (зрители) на отношения дрессировщика и дельфина; сравнительная эффективность и релевантность обратной связи, зависимость ее эффективности и от информации (свисток), и от мотивации (рыба); необходимость внутренней мотивации и мотивированной изнутри деятельности со стороны дельфина; необходимость определенного уровня позитивной обратной связи (рыба) для сохранения отношений; положительное подкрепление и структурирование поведения дельфина с целью добиться не какого-то конкретного поведения, а любого нового поведения в принципе.

Таким образом, одной из самых главных задач коуча является «создать пространство, в котором можно было бы смело искать ответы»[22]. Здесь уместно будет вспомнить один необычный случай из практики Милтона Эриксона:  пациентка отказалась говорить с ним о своём неврозе, но тем не менее попросила его быть ее психотерапевтом. Когда он согласился помочь в меру своих возможностей, она сказала «В таком случае вечером около одиннадцати я подъеду к вашему дому и запаркую машину, мысленно представлю себе, что вы сидите со мной рядом, и начну продумывать свою проблему…». В итоге, после нескольких (точного числа не знал даже сам Эриксон) таких «консультаций» она справилась со своим неврозом. И можно согласиться, что «…эта потребность в другом человеке, в психотерапевте — пусть даже воображаемом — подтверждает мысль Мартина Бубера о том, что только в отношениях с другими людьми мы можем реализоваться и получить помощь в развитии»[23].

 


[1] Эриксон М., Росси Э. Человек из февраля. М.: Независимая фирма «Класс», 2001. С. 106.

[2] Эриксон М., Росси Э., Росси Ш.. Гипнотические реальности: наведение клинического гипноза и формы косвенного внушения. М.: Независимая фирма «Класс», 1999. С. 124.

[3] Уитмор Дж. Указ. соч. C. 47.

[4] Аткинсон М., Чойс Р. Т. Пошаговая система коучинга. К.: Companion Group, 2010. С. 125.

[5] Уитворт Л., Кимси-Хаус Г., Сэндал Ф. Коактивный коучинг. М.: Центр поддержки корпоративного управления и бизнеса, 2004. с. 104.

[6] Уитворт Л., Кимси-Хаус Г., Сэндал Ф. Указ. соч. с. 354.

[7] Дилтс Р. Коучинг с помощью НЛП. СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2004. С. 154.

[8] Там же. С. 156.

[9] Уитмор Дж. Указ. соч. C. 56.

[10] Уитворт Л., Кимси-Хаус Г., Сэндал Ф. Указ. соч. С. 320.

[11] Гэллуэй (Голви) У. Т. Теннис: психология успешной игры (The inner game of tennis). Олимп-Бизнес, 2010. С. 87.

[12] Большая Советская Энциклопедия, 1969-1978. Цит. по http://slovari.yandex.ru

[13] Косоногов В., Зеркальные нейроны: краткий научный обзор. Ростов-на-Дону, 2009. Цит. по: http://lit.lib.ru/k/kosonogow_w_w/kosonogow-zerkalxnyenejrony-kratkijnauchnyjobzordoc.shtml

[14] Уитворт Л., Кимси-Хаус Г., Сэндал Ф. Указ. соч. С. 130.

[15] Эту идею широко используют и Дж. Уитмор, и Т. Голви, к ней апеллируют и многие другие психологи и тренеры, в том числе отечественные, в частности, Алексей Коляда в его тренингах «Открытие голоса», «Свобода движения» и т. д.

[16] Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М.: Медиум, 1995. С 232.

[17] Дилтс Р. Указ. соч. С. 54.

[18] Там же. С. 140.

[19] Дилтс Р. Фокусы языка. Изменение убеждений с помощью НЛП. СПб: Питер, 2008 г. С. 27.

[20] Дилтс Р. Коучинг с помощью НЛП. СПб.: Прайм-Еврознак, 2004. С. 154.

[21] Дилтс Р. Указ. соч. С. 157.

[22] Уитворт Л., Кимси-Хаус Г., Сэндал Ф. Указ. соч. С. 28.

[23] Эриксон М. Мой голос останется с вами. М.: Институт общегуманитарных исследований, 2005. С. 260.

comments powered by HyperComments

Об авторе

Александра Притворова

Просмотреть все сообщения