Коучинг для женщин, что такое быть умной женщиной

Быть умной женщиной (алаверды)

Текст является (а то!) частично автобиографическим. Но не полностью. Скорее, являет собой попытку обобщения виденного и думанного. Все совпадения с реальной жизнью прошу считать имеющими смысл. Спасибо за понимание.

Знаете ли вы, что такое быть умной женщиной? Особенно вы, мужчины, пишущие послания и воззвания, манифесты и пасквили об умных женщина? Знаете ли вы, уважаемые, что такое «ужас одинокого интеллекта» — в мире, где по-прежнему право на интеллект непостижимо редукционистски связано со вторичными половыми признаками? Знаете ли вы, каково это — всегда быть меньшинством меньшинства, не имея права ни на уважение, ни на снисхождение? Даже внутри себя?
Умная женщина всегда фрик, с самого отрочества, если не с детства. Пока другие обсуждают помаду и лаки, она думает об уравнениях. Пока другие режутся в карты и поют под гитару, она читает про Лобачевского. Пока другие целуются по подворотням, она пишет стихи. Влюбляется в хулиганов со всей отчетливостью безнадежности. Слушает советы подруг, улыбаясь про себя (или даже не улыбаясь).

У подруги трагедия с поломанными ногтями, а у нее закончились книги в юношеской библиотеке, вот где ужас! То, что она в нее записана с 7 лет, можно ведь и не говорить?

Умная женщина привыкает к боли очень быстро. Даже если ее не бьют за чтение в темноте, даже если она не разбивает коленки в попытках сравниться дерзостью с Томом и Гекльберри, — к 15 у нее уже умерло столько друзей-персонажей и близких-образов, она стольких проводила в кораблях на запад, что…
Хотя нет. Умная женщина — почти всегда интроверт, ну конечно. Поэтому каждая влюбленность для нее — война, каждая нежность — поле боя. Каждый чертов раз она сражается со своим чувством, как если бы от этого зависела ее жизнь — и конечно, всегда проигрывает. Рожает в муках детей и тексты, убивает аккаунты и письма с неистовством лесного пожара.

Конечно, она несчастлива в любви, даже если ответно любима.

Не потому что ей «всё не так», а потому что живой человек всегда слишком живой, его невозможно вписать в строчку текста. Он исчезает или наоборот появляется, его слишком мало или слишком много, его невозможно отложить на полку или достать оттуда тогда, когда нужно. Это здорово мешает быть с ним счастливой и умиротворенной.
Поэтому чем дальше они друг от друга, тем больше любовь. Тем больше можно написать и прочесть, питаясь морковным отваром и томлением духа, вписанным в ровные четкие буквы. Она упивается романчиками, потом романами, потом интеллектуальными детективами Перес-Реверте, иногда сбиваясь на фанфики, она переходит от эротики к ментальным поединкам, наслаждаясь сложностью отношений едва ли не больше, чем сложностью мысли — и вздыхает над невозможностью вынести это — за обложку и за обложкой.

Умная женщина в перспективе почти всегда одинока. Даже если замужем или жената.

Она не идет на компромиссы, не ищет легких путей, не сдается на милость природе — пока не вымотается окончательно. Свадьбы подруг и вопросы родственников, одинокие вечера и холодные ночи как красные флажки окружают ее, пока она не сделает выбор. И выбор этот может вмещать в себя столько отчаяния и непонимания (или даже хуже того — понимания), что хватило бы отравить весь мировой океан и еще на растаявшую Антарктиду хватило бы.
Умная женщина часто жертвенный палач. Она заботится о родителях, детях, мужьях и (их) любовницах, успевая читать над подушкой Аркадьева и Рэнд.

Она просыпается сквозь зубы, согревая себя сериалами, кофе и никотином, она не верит ни в Бога, ни в черта, ни в Веды, ни в астрологию, ни в эриксоновский гипноз (а вот это, кстати, зря)…

…она готова выслушать Вас дважды — и переспорить трижды. Она уже слишком устала, чтобы что-то в себе менять. Сны? Ну что сны…
Умная женщина влюбляется почти что по расписанию, не делая из этого ни трагедии, ни медодрам, разве что британскую комедию. Куда там тебя опять несет, старая калоша, три дежурных стиха в утренних пробках, полночные разговоры с подругами на другом краю света. Ты знаешь, да, опять. Ну конечно женат! Нет, ничего серьезного. К марту развеется. Конечно, она уже пробовала супружеские измены и лесбийский секс (и наоборот). Не проняло. Или слишком проняло. Никто уже не узнает. Может, даже она сама.

Конечно, она верит в дружбу между мужчиной и женщиной, как же иначе!

Даже в женскую дружбу она верит, хотя это почти невероятно в ее случае. Но все же случается. Чего только не бывает в мире, где вопреки всему существуют умные женщины.
Умная женщина слишком умна, чтобы позволить себе быть романтичной. От первого неловкого секса до быстротечных объятий на берегу океана, от отчаянных детских влюбленностей до взвешенных взрослых «всего еще один раз» — всё вымывает из нее блестки и запах роз, пока не останется одна только выжженая пустыня реальности. Сны, ну что сны.

Умная женщина так дорожит своим умом, что не расстанется с ним ни за какие царства земные.

Разве что за пол-стакана нежности, но и то ненадолго. Потому что умная женщина не только фрик, но и контрол-фрик, а это значит, что она не выпустит чашу своей мудрости из рук. Даже если она натерла ей мозоли на всех пальцах и даже на душе.

Умная женщина способна на что угодно, даже признать мужскую правоту — потому что ее уже не раз и не два учили, как важно дать мужчине понять, что он здесь главный. И она сделает это, даже несмотря на то, что она слишком умна, чтобы пользоваться такими пошлыми и простыми советами. Но сделает это с такой гильотинирующей изощренностью, что мужчине долго еще придется возвращать себе присутствие духа. А частенько и ей тоже возвращать его — так сказать, заодно.

Умная женщина может даже довериться (О БОЖЕ!), но никогда не сомкнет глаз. Она всегда будет начеку, не нужна ли Вам помощь, не пошло ли что-нибудь не так, как она просчитала, не появился ли на небосводе тайфун или симптом. Скорее всего, у нее есть психотерапевт. Иногда она и сама он, что совсем уж непросто пережить. Сны? Хотите поговорить об этом?

Умная женщина способна на все.

Перейти Иордан, смастерить хижину в лесу, пройти через арабский город ровно в полночь, вырастить ребенка и двух мужей, сделать ремонт в квартире, не уронив собственного достоинства в ведро с краской, пережить сезонные обострения у себя и всех ближайших родственников, не выйдя за рамки ежедневной пачки Парламента и бутылки кальвадоса, — и не бросившись перечитывать любимого Борхеса. Она умирала столько раз, что может клеить звездочки на фюзеляж своей электронной книги — и места там не хватит.

Но самое страшное и самое большое испытание у нее все равно еще впереди.

Потому что однажды умной женщине придется поднять глаза и отложить то, что у нее в руках. Придется снять с себя доспехи, воспоминания, символы и коннотации, сантиметр за сантиметром, с изумлением ощущая под ними живую кожу. Придется отложить меч и щит, дискурс и габитус. взобраться на груду прочитанных книг, мимоходом гладя их по корешкам.  А потом спуститься с этой необозримой горы — с другой ее стороны. И пойти дальше. Оставив за спиной все то, что она считала единственно своим.

И вот тогда, в том краю, где она сможет падать, зная, что ее поймают, где снова пахнут розы и снег, где чувства ясны, а сны значат так много — там она наконец снова сможет быть.

Счастлива.